Муниципалитет Научно-популярный журнал

6-7 (128-129) 1 Июля 2022

ISBN 1694-7053
Регистрационный номер Свидетельства
о регистрации средства массовой информации 1785

dpi

Муниципалитет - это триединство территории, живущего на ней населения и
органа местного самоуправления

Аспекты равенства в управлении органами МСУ

2012-05-31 / Кадры МСУ

Авторская группа Института политики развития провела исследование аспектов равенства в управлении органов МСУ Кыргызской Республики.

 

Неумолимая статистика рисует образ главы сельского местного самоуправления, где проживает большая часть населения страны, так: это мужчина, кыргыз, старше 45-ти лет (см. таблицу 1). И в этом образе, конечно, не отражается вся палитра состава и все интересы сообществ Кыргызской Республики.
 
В рамках разработки Национального доклада о человеческом развитии 2012 года «МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ – основа человеческого развития, стабильности общества и экономического роста» авторская группа Института политики развития провела исследование аспектов равенства в управлении органов МСУ Кыргызской Республики. Для исследования использовались данные Национального статистического комитета, доступные аналитические источники, а также социологическое исследование, проведенное специально в целях указанного доклада силами Института политики развития. 
 
Равенство рассматривалось в отношении гендерного, этнического и возрастного баланса. Выводы авторской группы указывают на необходимость более сбалансированной политики при формировании корпуса лидеров местного самоуправления для достижения равенства, справедливости и защиты интересов различных групп населения, включая национальные меньшинства, женщин и молодежь.
 

 

Гендерное равенство
 
Вопросы местного значения, кроме традиционных водопровода и уборки мусора, – это еще и коллективная организация общественных событий: традиционных церемоний, выполняемых при рождении детей, создании новых семей, похоронах, праздниках; работа по улучшению условий в квартале/селе, участие в группах и организациях, местных политических событиях и т. д. Этот тип работы мало принимается во внимание, но подразумевает значительное количество добровольно отданного времени и очень важен для духовного и культурного развития сообществ, будучи движущей силой организации и самоопределения социальной единицы. И женщины, и мужчины вовлечены в работу по делам местного сообщества, хотя гендерное разделение труда превалирует. Замечено, что в ситуациях, когда ведение дел местного сообщества осуществляется на общественных началах (квартальные комитеты, домкомы и т. п.), это вменяется в обязанность женщинам. Как только за эту же работу предполагается оплата или доступ к власти (депутат кенеша или глава айыл окмоту), за ее выполнение берутся и мужчины Из таблицы 2 видно, что ни в одной области страны за последние 7 лет, несмотря на различные реформы и потрясения, число женщин-депутатов не приблизилось к «критической точке», за которой их голоса начинают приниматься во внимание при определении приоритетов местной политики. Зарубежный опыт показывает, что в результате специальных антидискриминационных мер представленность женщин в органах МСУ может достичь 30 и более процентов, что позитивно отражается на показателях этих стран в области человеческого развития. Опыт многих развитых и развивающихся стран по внедрению гендерного квотирования и продвижения участия женщин в электоральных процессах доказывает прямую корреляцию между представленностью женщин на уровнях принятия решений в органах МСУ и показателями этих стран в развитии социальной инфраструктуры, борьбе с гендерным насилием и прозрачности местного бюджета. При этом выборы на местном уровне играют роль трамплина для дальнейшего продвижения женщин в политику и принятие решений.
 
Несмотря на активное участие женщин в событиях 2005 и 2010 гг., с 2004 г. доля женщиндепутатов местных кенешей в среднем по стране снизилась на 1,24%, а в Нарынской области это снижение составило более 13%. Незначительный рост наблюдался только в Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях – от 0,5% до 4%,что не может говорить о радикальном изменении ситуации. Тем не менее женщины показывают примеры того, как им удается включаться в процесс принятия решений через выборный процесс на местном уровне (см. вклейку слева).
 
Однако такое политическое поведение женщин – скорее исключение, нежели правило, при этом ситуация в отношении руководителей исполнительных органов МСУ обстоит хуже, чем в отношении женщин-депутатов. Так, если доля женщин-депутатов составляет в 2011 году около 13%, то доля женщин-глав айыл окмоту чуть более 3%. При этом положительная динамика, которую показывает сравнение данных 2004 и 2011 гг., вызвана не увеличением числа женщин-глав, а сокращением позиций глав МСУ в результате укрупнения айылных округов (табл. 3). В то же время большая часть жителей Кыргызстана – 51% – позитивно оценивает участие женщин в работе МСУ и считает его необходимым, 34% относятся нейтрально или затрудняются с ответом, и только 15% воспринимают участие женщин в МСУ негативно. Большая часть тех, кто не хочет видеть женщин в МСУ, живет в Иссык-Кульской, Ошской и Баткенской областях. При этом различия в ответах женщин и мужчин ожидаемы: 61% женщин позитивно оценивают свое участие в работе МСУ, а согласных с ними мужчин только 42% (см. диаграмму 1).
 
Почти половина респондентов опроса уверена, что половая принадлежность не должна являться критерием при выборе лидера или ответственного сотрудника органа МСУ. Самую высокую степень лояльности к женщине-руководителю органа МСУ проявляют жители Таласской области – 75% респондентов считают, что женщина будет лучше управлять городом или селом. Наименьшая степень лояльности наблюдается среди жителей Баткенской и Ошской областей – около 31%. Такой значительный разброс мнений отражает разницу в отношении к роли женщины в быту, в общественной работе, присущую сообществам в данных регионах (см. табл. 4).
 
В Кыргызской Республике на государственной службе применяется механизм квотирования, который многие считают инструментом гендерного равенства. В местном самоуправлении квотирование не применяется, однако авторам настоящего Доклада показалось интересным и полезным узнать, как граждане относятся к возможности введения квот для женщин в представительных и исполнительных органах МСУ. Около 40% участников опроса не видят необходимости в квотировании, считая, что определяющим фак-
тором должна быть не половая принадлежность, а деловые качества. Чуть больше 7% вообще отказывают женщинам вправе работать в МСУ в любом качестве. Каждый четвертый готов предоставить женщинам квоту в размере 30%, каждый пятый – в размере 50%. В совокупности сторонников квотирования набирается 47% от числа опрошенных.
 
Этническое равенство
 
Формат статьи не позволяет подробно остановиться на проблемах представленности в местных кенешах представителей разных национальностей. Кратко приведем сопоставимые данные о руководителях органов МСУ и численности населения. Из таблицы 5 видно, что только лица казахской национальности, составляющие не более 1% населения Кыргызской Республики, имеют соответствующую представленность в числе руководителей органов МСУ. 
 
Возрастное равенство
 
Молодежь также слабо участвует в процессе принятия решений на местном уровне. Диаграмма 2 показывает, что не более 6% молодых людей в возрасте от 18-ти до 30-ти лет принимали участие в процессе принятия решений на уровне местного кенеша, а среди глав исполнительных органов МСУ – только 10 человек или 2% от общего числа – это люди в возрасте до 30-ти лет.
 
Участие молодежи в традиционных формах представительной демократии очень низкое. Так, по итогам выборов в местные кенеши Кыргызской Республики 5 октября 2008 года, было избрано по республике 7647 депутатов. Из них количество депутатов в возрасте до 30-ти лет составляет всего 9%, и только в возрасте от 30-ти до 45-ти лет – 45%. Что касается участия молодежи в составе руководства местных представительных органов, то всего по республике избрано 62 председателя городских и районных кенешей, в их составе: депутатов в возрасте от 30-ти до 45-ти лет – 16 человек или 25,8%. При этом подавляющее большинство руководителей местных кенешей (74,2%) – это люди старше 45-ти лет. Таким образом, можно сделать вывод о том, что молодежь представлена в местных органах власти недостаточно.
 
Основной вывод состоит в том, что в отношении различных социальных категорий граждан МСУ пока не создает условий для их равного развития и реализации их политических и представительских прав.
 

 

Социальная активность женщин в Суусамырском айыльном аймаке
 
Каждая пятая женщина, чей возраст приходится на осознанный период - от 40 до 49 лет, занята общественной работой. Остальные женщины прикованы к своим домашним обязанностям и не принимают участия в общественных делах. В основном на выполнение общественной работы уходит 2-3 часа (51,4%), либо меньше 2-х часов в день (37,8%). Абсолютное большинство этих женщин получают большое моральное удовлетворение от общественной работы (89,2%), вне зависимости от возраста: от самого молодого (от 18 до 29 лет) и самого старшего (60 лет и старше). Подавляющее большинство женщин (81%) не посещают семинары, тренинги, соответственно, не растут и не развиваются. Нехватка времени является основной причиной для 63% женщин, до 8,6% не доходит информация. Небольшая доля женщин (1,2%) отметила, что заниматься общественной работой им не позволяет муж, причем следует отметить, что все они относятся к самой молодой возрастной категории. Отсюда можно сделать вывод о том, что социальная активность молодых женщин в селах Суусамырского айыльного аймака низкая, что может отрицательно сказаться на их дальнейшей функциональной грамотности. На социальную активность женщин положительно смотрят больше половины респондентов (61,5%). Отрицательно относятся 9,5% мужчин, причем все они моложе 60 лет. Почти треть мужчин (29,0%) затруднились высказать свое отношение.